Консервация кормления

12.11.2018

Уже сотни лет государева служба подразумевает, что чиновник или директор сам найдет себе доход, а жалованье ему можно положить чисто символическое

«Не верю!» — ну как не процитировать Станиславского, разглядывая опубликованную «Слоном» таблицу доходов директоров российских госпредприятий. При этом речь идет не о верхней части списка (если сортировать по окладу или годовому доходу) — с ним, насколько я понимаю, все плюс-минус честно: зарплата порядка $10 000 в месяц, годовой доход, исчисляемый в сотнях тысяч долларов, — вовсе не экзотика и не райские условия для руководителя даже не самой большой организации. Человек руководит сотнями и тысячами людей, зачастую распоряжается гигантскими финансовыми потоками, иногда вынужден конкурировать с негосударственными структурами. Ну и хорошо, что ему более или менее достойно платят.

«Плюс-минус» — потому что полного доверия к тому, что в базе данных раскрыты все доходы всех наиболее (официально) высокооплачиваемых директоров у меня все же нет. Знакомство с образом жизни российской элиты заставляет подозревать, что часть доходов оставлена в тени.

Средние цифры, впрочем, уже вводят в некоторое замешательство. Легко посчитать, что средний годовой доход директора госпредприятия — 1,2 млн руб., около $40 000, а средняя зарплата — 65 000 руб., чуть больше $2000 в месяц. Прямо скажем, немного: в Москве бы средний директор в разряд хорошо зарабатывающих людей не попал, место ему во втором дециле (10% по доходам).

Пользуясь случаем, напоминаю Мосгорстату о том, что неплохо бы снова поделиться данными о распределении москвичей по доходам: неудобно ссылаться на публикацию трехлетней давности, но более свежих данных нет. Кстати, если учесть иждивенцев, то семья среднего директора и во второй московский дециль бы не попала. Это, конечно, в предположении, что члены его семьи не зарабатывают больше, возглавляя, скажем, торговые дома соответствующих госпредприятий или оказывая им какие-то недешевые услуги.