Как повысить спрос на автомобили

21.01.2019

Желающий купить новый автомобиль со скидкой сначала должен выкупить старый для сдачи в утиль

Недавно знакомый попросил помочь ему с покупкой партии «Лад». Оказывается, в Москве ни у одного дилера не было сразу нужного ему количества машин одной модели. Попытавшись найти что-нибудь в Тольятти, я был потрясен: там новые «Лады» обнаружить было не проще, чем в Москве. «Знаешь, к нам тут люди из разных регионов приезжают. И даже по знакомству не всегда могут подобрать нужную комплектацию. Берут то, что есть» — объяснил мой друг, живущий в российском Автограде. А вы говорите — зачем пошлины. Оказывается, помогли. Запасы дешевых отечественных автомобилей на складах просто тают.

Неудивительно, ведь импорт подержанных автомобилей в первом полугодии сократился в 17 раз. А именно они в основном конкурировали с дешевыми отечественными машинами. Минпромторг РФ утверждает, что повышенные пошлины дали положительный эффект для государственного бюджета. Хотя тут действуют какие-то более сложные соображения, чем арифметика. Импорт новых автомобилей в первом полугодии прошлого года принес бюджету в виде пошлин 88,6 миллиардов рублей, а в этом — 42,7. Падение на 52 процента. Но аналитиков министерства можно понять, продажи новых автомобилей вообще уменьшились за этот период на 49 процентов. Такое сходство предсказуемо, ведь пошлины на новые автомобили выросли всего на пять процентов. В «тучные годы» такой прирост цены вообще мог пройти незамеченным для покупателей. По оценке Минпромторга, если бы не повышение пошлин, сборы от импорта автомобилей составили бы 40,4 миллиарда рублей, а так получились 43 миллиарда. Разница как раз соответствует примерному росту размеров пошлин. Похоже, министерство не учитывает, что при прежних пошлинах объем импорта мог бы быть просто больше, а потери — меньше. Но я могу и ошибаться.

Однако меня удивляет, что министерство, которое должно заботиться о промышленности и торговле, думает о наполнении бюджета за счет ужесточения условий для этой самой торговли. Тоже, между прочим, отрасль, и немаленькая.

Что ни говори, решительность власти в проведении очень непопулярной меры принесла хоть какой-то успех. А вот когда государство ограничивается полумерами, итог получается вообще никакой. Программа льготного кредитования фактически провалилась. Ограничения по стоимости автомобилей, ограничения допуска к программе банков, да и жесткость банков в рассмотрении заявок обесценили это разумное предложение. Даже после повышения планки стоимости автомобилей число полученных по этой программе кредитов отстает от плана. Не зря Минпромторг собирается перенести часть средств на финансирование льготного кредитования на следующий год. Непонятно, зачем вообще было создавать закрытый список «льготных» моделей. Если целью является стимулирование национального автопрома, можно было оставить единственным условием российское происхождение машины. Или авторы боялись, что все кредиты разойдутся среди покупателей BMW из Калининграда? Но эту марку мы и так поддерживаем, закупая автомобили для высших чиновников.

Сейчас обсуждается еще одна мера в поддержку нашего автопрома и автобизнеса — компенсация за старый автомобиль. Это может быть чрезвычайно эффективной мерой по поддержке рынка. Именно аналогичная программа помогла Германии наращивать продажи новых автомобилей в самый разгар кризиса. Такие предложения работают сейчас во многих странах. Но у нас эту идею легко можно загубить нерешительностью.

По опубликованным планам, компенсацию в размере 50 000 рублей смогут получить не все владельцы 10-летнего автомобиля, а лишь тот, кто владел им в течение года или более. При этом машина должна быть на ходу — видимо, подразумевается наличие действующего талона техосмотра. И, естественно, компенсацию можно будет использовать только при покупке нового российского автомобиля.

Чиновники предполагают, что возможность фактически продать государству машину стоимостью 50 000 рублей подвигнет их владельцев приобрести новую ценой как минимум втрое дороже. Самая дешевая «Лада» стоит порядка 160 000 рублей.

Возможно, они лучше меня знают российских автовладельцев — я не могу себе представить, что 200 000 человек смогут сделать такие резкие повороты в своем имущественном положении. Разве что машина не единственная, или эту компенсацию можно будет зачесть в составе первого взноса при покупке в кредит.

Условие о владении в течение года должно предотвратить повторную сдачу той же машины для получения компенсации. Но отследить судьбу автомобиля совсем нетрудно, это прямая обязанность ГАИ. Так что такое ограничение можно считать косвенным признанием полной неспособности инспекторов контролировать оборот автомобилей.

Но какова же цель этой программы? Их две: избавить наши улицы и дороги от старых машин, которые не соответствуют современным нормам экологии и безопасности. При повторной «сдаче» эта задача не выполняется. Зато выполняется другая — повышение спроса на новые машины. И это важнее.

В Германии примерно 10 процентов автомобилей, сданных по такой программе, не отправились под пресс, а были перепроданы в менее развитые страны. Однако немецкие власти все-таки избавили от старья свои улицы и дороги и обеспечили рост спроса на новые автомобили.

Если мы хотим увеличить спрос на новые автомобили, ограничение срока владения «старушками» резко снижает вероятность появления их на пунктах утилизации. У многих их владельцев просто нет тех 100 000 — 150 000, которые надо доплатить за новый автомобиль. Возможность выкупить старую машину именно для сдачи на утилизацию вовлечет в цепочку более обеспеченных граждан. Таким образом, пенсионер или студент получит за свою 10-летку хоть какие-то деньги, которые им отдаст желающий получить скидку в 50 000. Да, фактически это будет подарком такому покупателю. Но ведь в противном случае тот самый студент или пенсионер так и останется при своих, а возможный покупатель новой машины так ее и не купит.

Известно, что у нас малейшие попытки упростить жизнь и работу собственным гражданам нуждаются в бесконечных согласованиях и уточнениях. И в конечном итоге выливаются в полумеры, не дающие запланированного эффекта. Но это тот самый случай, когда власти стоит действовать решительнее.